Отважная старушка Нэнси «утёрла нос» могучему Китаю?

Отважная старушка Нэнси «утёрла нос» могучему Китаю?0
Спикер Палаты представителей Конгресса США Пелоси в свои 82 года совершила вместе с коллегами вояж на Тайбэй, чтобы позлить Китай, и получила из рук Главы администрации Тайваня орден. Китай своими заявлениями и действиями всячески демонстрировал недопустимость роста официальных контактов США и Тайваня, предупреждал о том, что это принципиально изменит характер отношений КНР и США, в основе которого положен принцип единого Китая.

Что за Тайвань и почему он является яблоком раздора?

Тайвань — это остров в Тихом океане в 150 км от материкового Китая, на который в своё время с помощью США бежала клика Чан Кайши, проигравшая гражданскую войну коммунистам во главе с Мао Цзэдуном. Правительство Гоминьдана — партии Чан Кайши — это аналог наших «белых», то есть политической силы, выступающей за сохранение старых феодальных порядков против новых коммунистических и ставшей в этой связи верными «союзниками» Запада. Правда, сбежав на небольшой остров со слаборазвитым земледелием, уже в 1953 году Чан Кайши со скрипом в сердце был вынужден ликвидировать помещичье землевладение, проведя сложную реформу по выкупу земли у аристократов в пользу фермеров (или, как говорят в КНР и сказали бы у нас в СССР, кулаков).

Государство, которое образовалось на Тайване, считает всю территорию Китая своей и даже вынашивает планы территориальных претензий к российскому Дальнему Востоку и многим другим регионам, уже давно находящимся в составе соседних Китаю государств. Те самые карты в школьных учебниках, гуляющие по интернету, на которых Китаю принадлежит и Монголия, и Тува печатаются в Тайбэе, а не в Пекине.

За годы существования Тайваня гоминьдановцы постепенно утратили хватку и в итоге потеряли власть, уйдя в оппозицию. Это случилось в том числе потому, что Западу была нужна более «свежая» политическая сила для давления на КНР. Сейчас у власти на Тайване Демократическая прогрессивная партия, которая видит своей целью уже независимость Тайваня и считает тайваньцев не китайцами, а отдельной нацией. Эта партия копирует всю западную «повестку» от легализации однополых браков до зелёной энергетики и является ещё более реакционной, чем Гоминьдан, потому что ещё более прозападная. Она нужна только для того, чтобы подрывать планы КНР по возвращению Тайваня в «родную гавань».

С экономической точки зрения Тайвань стал высокотехнологической вотчиной западного капитала. Если вы попытаетесь выяснить, кому конкретно принадлежат всем известные тайваньские IT-корпорации, то постигните неудачу, попав в мир сказок и легенд про гигантские мировые компании, возникшие из бакалейных лавок. Западные олигархи принципиально отличаются от наших тем, что всегда остаются в тени, в тумане вращающихся на бирже акций и инвестфондов. Думается, что и сами многочисленные «CEO» заметных мировых корпораций не в курсе, кому конкретно они служат верой и правдой.

Следует отметить, что приток западных капиталов на Тайвань и формирование там высокотехнологической промышленности, встроенной в систему доминирования транснациональных корпораций Запада, было обусловлено не только дешёвой рабочей силой и подконтрольным США правительством, но и тем, что владеющие Тайванем до 1945 года японцы создали там достаточно мощную индустриальную базу. Они использовали остров как промышленный хаб для расширения своего империализма в Азии. Многие поставки для японской армии, продвигающейся вглубь континента, шли как раз с Тайваня. Так что после 1949 года острову оставалось только переориентироваться на новую метрополию.

В свою очередь и китайцы не сидели сложа руки и после начала «реформ и открытости» в ежедневном режиме занимались экономическим освоением Тайваня. Они предлагали местным компаниям и делягам весьма привлекательные условия и выгодные капиталовложения, склоняя и рядовых тайваньцев, и «элиты» к плодотворному, обусловленному исторической, культурной и географической близостью с материком сотрудничеству. Сегодня американцы особенно перевозбуждены проблематикой Тайваня в том числе потому, что китайские капиталы, подконтрольные КПК, играют всё более заметную роль в экономике Тайваня, а многие представители тайваньской молодёжи предпочитают переезжать на материк в поисках более высокой зарплаты и более доступного образования. Не за горой ситуация, когда большинство населения Тайваня перестанет оказывать поддержку правительству и предпочтёт мирное воссоединение с КНР по известному принципу «одна страна, две системы» (то есть при сохранении автономии и капитализма на острове, как это произошло в Гонконге и Макао).

Политический отрыв Тайваня от США в пользу КНР в условиях новой холодной войны окажет значительное влияние на расстановку сил на мировой арене из-за экономической зависимости Запада от тайваньской промышленности. Поэтому США, с одной стороны, интенсифицируют «поддержку демократии на Тайване», а с другой, принимают многомиллиардный план импортозамещения чипсетов.

Разумеется, все прекрасно понимают, что присоединение Тайваня к КНР неизбежно. Огромный полуторамиллиардный Китай стал экономической сверхдержавой и претендует на роль сверхдержавы политической, а возвращение Тайваня является важным элементом идеологического здания КНР и правящей КПК. Сила противодействия «воссоединению Родины» изначально всецело определялась гегемонией США и Запада, и по мере увядания мощи Америки и роста Китая баланс сил всё перекашивался в сторону разрешения «тайваньского вопроса». Вся политическая возня вокруг Тайваня связана лишь с тем, когда, как произойдёт это «воссоединение» и каким образом США будут разыгрывать возможность вставлять палки в колёса КНР.

Медийная и объективная реальности

Полёт самолёта Пелоси на Тайвань превратился в реалити-шоу, коллективные сценаристы которого видели в реакции властей КНР великую интригу. Кто-то намекал, что «китайцы собьют самолёт», кто-то прямо этого ждал, запугивая началом третьей мировой войны. Многочисленные «эксперты» по всему миру нагнетали ажиотаж, рассказывая о том, что Китай попал в цугцванг, что Председатель Си не может потерять лицо, потому что «конфуцианская этика» и «китайский менталитет», что его свергнут «комсомольцы», что у армии Китая нет боевого опыта и т. д. и т. п. Короче говоря, домыслы, интриги, помноженные на некомпетентность и чушь, спешно нашинкованные в информационный винегрет ради кликбейта.

После того как делегация депутатов из США приземлилась, российское медиапространство наполнилось оплеухами в сторону руководства КНР, разочарование прокатилось и по китнету, а на Западе выдохнули с облегчением, продолжая рассуждения о том, «как легко воспламенить политические страсти».

Суть в том, что реальный политический акт (визит делегации США) оказался в полной власти совершенно виртуальной медиашумихи. Даже если предположить, что Китай бы сбил или принудительно посадил самолёт с Пелоси, это ровным счётом ничего бы не поменяло в объективной политической реальности. Утверждать, что отдельное событие, какое бы оно ни было масштабное и какие бы в нём ни участвовали персонажи, способно спровоцировать войну Китая и США — это то же самое, что верить, что причиной Первой мировой войны было убийство в Сараеве. Если объективные противоречия созрели, повод расчехлить пушки всегда найдётся. Но абсолютно все комментаторы, эксперты, политики, аналитики и прочие диванные и академические китаисты и полукитаисты слагали свои суждения о ситуации исключительно в области субъективного. Хватит ли безумия старушке, чтобы направить самолёт в Тайбэй? Хватит ли воли у Си её сбить? Станет ли вмешиваться американский флот? И т. д.

Поэтому, конечно, Пелоси утёрла нос могучему Китаю, но только в виртуальном мире кликбейтной журналистики, блогов и кухонных разговоров. В реальности же её визит ознаменовал собой очередной этап обострения отношений США и Китая, медленную, но уверенную поступь США к отказу от принципа признания единого Китая, чтобы спровоцировать очередной вооружённый конфликт. Разумеется, США не станут напрямую воевать с Китаем из-за Тайваня, так как в этом нет смысла. Разумеется, Китай рано или поздно, мирно или вооружённым путём присоединит Тайвань. Но как и когда — решается не в связи с полётами американских депутатов, а после военно-политической оценки ситуации.

Людям, которые так любят впадать в исторический и политический субъективизм, следует внимательно переизучить позицию Путина по спецоперации. На Западе говорят так: кровавый диктатор проснулся не с той ноги и решил развязать «бессмысленную войну». Они так и называют спецоперацию: «война Путина». Но сам Владимир Владимирович долго и томно объяснял в своих многочисленных выступлениях о тех объективных процессах, которые вынудили руководство РФ начать боевые действия на Украине. Он, конечно, не раскрыл всей полноты объективной политической действительности, противоречия в которой привели к такому сложному решению, накидав вместо этого исторической идеологии о формировании украинского национализма и украинского государства, но тем не менее суть была ясна. В мире большой политики вообще субъективное решает только тогда, когда созрели объективные факторы. Даже если завтра какой-нибудь сошедший с ума президент примет самое сумасбродное решение, например прикажет нанести ракетный удар по соседней стране, это ничего принципиально не изменит. Его снимут, страна извинится, через пару недель все всё забудут, и жизнь пойдёт своим чередом. Другое дело, если объективные противоречия созрели, тогда всё резко меняется после самого незначительного события.

Объективные противоречия между США и Китаем нарастают, прежде всего по инициативе американской олигархии, которая озабочена ослабеванием гегемонии своего имперского государства. Но до развязки этих противоречий пока далеко. Ни одна из сторон пока не готова к полномасштабному конфликту даже в экономической области, поэтому вся острота политической риторики и хулиганских выходок хотя и может закончиться локальными трагедиями, но общей ситуации пока не меняет.

  • Автор: Анатолий Широкобородов

Источник topcor.ru

Оставьте комментарий

Яндекс.Метрика